0
МинуснутьПлюснуть

Гарри Бардин. Интервью. Часть 1

Гарри Бардин. Интервью. Часть 1

Тернист путь российского мультипликатора в наше время. О достижениях и сбоях на этом пути, о будущем мультипликации, о том, совместимы ли рынок и творчество, размышляет в своем интервью режиссёр, актёр и сценарист Гарри Бардин, работы которого отмечены многочисленными призами в России и за рубежом, в том числе «Золотой пальмовой ветвью» за короткометражный фильм Каннского фестиваля.

&; Гарри, как из актёров вы переквалифицировались в мультипликаторы?

— Я долгое время озвучивал мультфильмы. Например, в «Волшебнике Изумрудного города» я — Дровосек, в&;мультфильме «Волк и семеро козлят на новый лад» я пою за Волка. Делать это мне очень нравилось, и через какое-то время я решил сам написать сценарий. Первый мультфильм, который был снят по моему сценарию, назывался «Радуга», и поставил его режиссёр Владимир Попов. Второй мультфильм «Достать до неба» я снимал уже сам. Ремеслу этому я нигде не обучался, так что пришлось рисковать.

— Широко распространено мнение, что в мировой мультипликации нам нет и не было равных. Чем это можно объяснить?

— Во-первых, я думаю, что была задана очень высокая планка. Были собственные поиски. А во-вторых, нужно было уходить от диснеевского подражательства. И, взяв за основу диснеевскую технологию, люди начинали искать своё собственное лицо и в этом поиске основательно преуспели.

— То есть мы всё же начали с подражательства?

— Вначале — да! Понимаете, в итоге уже ушедшие от нас режиссёры, создавшие базу отечественной мультипликации, действительно нашли свой собственный путь. И в результате появились те мультфильмы, которые в конечном счёте покупал Ватикан для своей коллекции. Оценили они наши мультфильмы за их высокую нравственность и духовность.

— Ватикан покупал наши мультфильмы за деньги? Официально?

— Думаю, едва ли Ватикан стал бы делать это пиратским способом. В 2002 году директору Библиотеки иностранной литературы Екатерине Гениевой пришло письмо от секретаря Иоанна Павла II. В письме говорилось о том, что они знают о существовании моего мультфильма «Адажио» и что для своей коллекции   папа хотел бы приобрести этот фильм. Екатерина Юрьевна с моего разрешения отправила всё, что было необходимо, и через какое-то время мне прислали экуменический приз. К сожалению, когда Фонд Сороса в Москве закрыли, то там погибло и это очень ценное для меня письмо от Иоанна Павла II — человека, которого я очень уважал.

— В этом мультфильме вы провели параллель с историей Иисуса Христа?

— Это не совсем история Сына Божия. Это история серой толпы, которая знать ничего не хочет, не помнит свой исторический опыт и из века в век наступает на те же самые грабли. «Адажио» в переводе с итальянского обозначает «медленно». Человечество прогрессирует медленно, но с годами не обретает ум и

мудрость. Как и первобытные люди, мы продолжаем завидовать, ненавидеть и не терпеть не похожих на нас людей.

— А подобные просьбы поступали ранее кому-либо из наших соотечественников?

— Я знаю, что в советские времена Ватикан совершенно точно приобретал советские мультфильмы. У нас не было рынка как такового. Благодаря этому мы сохранили себя от коммерческой направленности. Такой проект, как «Смешарики», был тогда немыслим. Сейчас такое возможно, так как зрителя надо привлечь любым способом. Рынок и творчество стоят на разных подмостках. Рынок не всегда совместим с высоким

искусством. К искусству надо стремиться, но продюсеры стремятся к кошельку. Кошелёк — это зритель, который не всегда культурно подготовлен. Зрителя надо воспитывать. Его надо подтягивать. Можно, конечно, и опускаться до его уровня. Только здесь есть опасность скатиться в рыночное болото.

Rex O'Connor Rex O'Connor
  • Рассказать


  • 0



Похожие записи





Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены чтобы оставлять комментарии.