0
МинуснутьПлюснуть

«Мэри и Макс»: дружба на расстоянии

Мультфильмы
29.05.2012 6:32 дп

«Мэри и Макс»: дружба на расстоянии

Первая ассоциация замечательного пластилинового мультфильма «Мэри и Макс» (2009) — с фильмом «Амели». Для обеих картин – анимационной и киношной – характерно внимание режиссеров и персонажей к деталям. Нет случайностей и нет незначащих моментов – во всем есть свое значение и свой сюжет.

Все начинается с того, что Мэри, живущая в пригороде Мельбурна, видит в магазине адресную книгу и решает написать кому-нибудь письмо, совершенно случайно — или совершенно не случайно — выбрав адрес Макса, жителя Нью-Йорка. Она пишет — он отвечает. Они говорят на одном языке, языке детства, и потому легко понимают друг друга и становятся друзьями.

Режиссер-сценарист Адам Эллиот и художники Крэйг Фисон, Изабель Пеппард и Клер Теннант мастерски создают портреты с помощью деталей (в 2003 году Элиот отработал этот прием в «Харви Крампете»). Мэри и Макс — не просто маленькая некрасивая девочка и не просто толстый еврей-аутист. Образы персонажей сотканы из тысячи мелочей, которые раскрываются в десятках писем.

В детстве мы воспринимаем мир не в целом, а в частностях, отмечая каждую вещь в комнате, каждый камень под ногами, каждую царапину на асфальте. Именно так и видят Мэри и Макс. Для них важно все происходящее, и они с удовольствием делятся друг с другом. Авторам мультфильма удалось показать нам мир детскими глазами, и это, безусловно, большая творческая удача.

Мэри живо описывает своих немногочисленных друзей: старика-соседа, который боится покинуть свой дом, мальчика-грека, за которого она впоследствии выйдет замуж. Ее рассказы поражают зрителя несоответствием реальности и того, как воспринимает ее ребенок. И там, где мы видим спящую алкоголичку с сигаретой, Мэри видит маму, которая очень устала, потому что много пила напиток, который помогает ей отвыкать от курения…

Макс видит мир точно так же — в деталях и по-детски. Молча негодует на тех, кто бросает окурки, панически боится женщин, потому что не знает, что с ними делать. Когда вопросы Мэри выводят его из душевного равновесия, он успокаивается единственным известным ему способом — встав в угол на табуретку и положив пальцы в рот. Так он делал в детстве, под лестницей, где слабый еврейский мальчик прятался от преследователей, сильных и недобрых ребят.

За восемнадцать лет переписки Мэри и Макс обмениваются огромным количеством писем, успевают поссориться и помириться. За это время Мэри успевает вырасти, осознать свою некрасивость, похоронить родителей, начать научную карьеру, выйти замуж, вослед своей покойной матери пристраститься к алкоголю, потерять мужа, который оказался не только заикой, но и латентным геем, и наконец совершить попытку суицида — напившись и надев на шею петлю, стоя на табуретке с мальчиком, светящимся в ее чреве.

Макс не меняется, только становится тучнее. События восемнадцати лет его жизни не слишком разнообразны: посещение психиатра, госпитализация, выигрыш в лотерею, уход за аквариумными рыбками, посещение общества анонимных обжор, пончики, ванная, страх перед женщинами, смерть соседки — и письма, письма, письма.

Это очень странный и очень трогательный мультфильм, наполненный юмором и грустью, замечательная работа режиссера-сценариста и аниматоров, которую можно растаскивать на цитаты и на кадры. Этот мультфильм хочется пересматривать, потому что он соткан из невероятного количества интересно поданных деталей, а это цепляет, притягивает и держит внимание от начала до конца, до самой последней сцены, когда Мэри наконец приезжает к своему другу.

Она приезжает слишком поздно, но теперь, сидя рядом с ним на диване, она, кажется, счастлива. Ведь рядом — друг. Настоящий. Единственный.

Rex O'Connor Rex O'Connor
  • Рассказать


  • 0



Похожие записи





Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены чтобы оставлять комментарии.